20:18 

Начало фанфа про Бракаду

Curandera
Привет всем снова! :five:

Собственно, еще зимой я на "Хрониках Асхана" взяла заявку Ин-Лун про Бракаду, точнее, об истории одной из тамошних чародеек, Киры.

Ну, я начала писать, но потом то-се, то Готический Литературный Конкурс отвлек в январе, то вот эта ФРПГ, о которой пишу в сообщении ниже...

Никак все к фанфу вернуться не могла. Но сейчас решила отшлифовать и выложить хотя бы начало, правда, там пока лишь общие сведения, этакое "введение" в историю как бы...

Я к рассказу этому обязательно вернусь в будущем, ибо идея там созрела интересная, но не могу сказать - когда точно.

Потому всё же выложу хотя бы то, что есть. Так сказать, треть выполненной заявки... Остальные две трети с меня причитаются. :)

Так что...

Название: Дар и ответственность, главы 1-2.
Фэндом: Герои Меча и Магии 3, Меч и Магия 6 и 7.
Рейтинг: PG
Жанр: экскурс в историю Бракады
Саммери: ну, экскурс - он и на Антагариче экскурс. :)
Предупреждения: растекаюсь мыслью по древу, но до действий не дохожу.



Глава 1. Страна белых магов Антагарича.

Бракада не зря называлась среди народов Антагарича «колыбелью и кладезем волшебства». «Колыбелью» – потому что происходила из некогда огромной и великой империи Бракадуун, основанной на континенте вскоре после Безмолвия магами – наследниками мудрости Древних. Дважды в своей истории она попадала под натиск варваров – так стали называть представителей разных рас и народов, потерявших всякую связь со своим прошлым, большую часть прежних знаний и избравших своим оружием силу меча. Один раз чародеи выдержали напор тех, кто некогда был их соплеменниками, а теперь лишился памяти, хотя это и далось им дорогой ценой.
Увы, второй раз Бракадуун не устоял – слишком был искусен лидер восставших народов, имя которого было Тарнум. Да, после долгой борьбы был повержен и этот грозный вождь, наводивший ужас на весь Антагарич, но страна лишилась огромной части своих владений, ставших впоследствии королевством Эрафия. Магам пришлось ограничиться лишь югом континента – горным массивом на юго-западном полуострове да пустыней на северо-востоке, – землями, которые с тех пор и стали именоваться Бракадой.
Не пытаясь восстановить былое могущество и вернуть себе потерянные владения, местные чародеи всецело сосредоточились на сохранении и развитии искусства, доставшегося им от великих предков, – колдовства. И, следует сказать, что под руководством своего бессменного лидера – бессмертного короля Гевина Магнуса – они за девять веков достигли в нем немалых успехов. Бракадские чародеи избрали главным своим направлением белую магию, хотя в сферы их интересов входила и Школа Сознания, и управление Стихиями. На протяжении всего существования Бракады они не только проводили собственные исследования, но и, как губка, вбирали в себя и совершенствовали также достижения иных групп магов – к примеру, Школы Солнца Каригора и наследие великого Терракса. Подданные Магнуса, поклявшись служить Свету, добились даже поддержки ангелов, которые углубили их познания в белом чародействе и помогли построить среди облаков город Селесту, ставшую небесной столицей страны, а также резиденцией короля и его ближайших советников.
Ничего удивительного, что при подобном усердии в изучении магии к концу XII в. после Безмолвия Бракада достигла существенного прогресса в этой сфере и накопила столько знаний и умений, что, по словам приезжих, ее земля была буквально пропитана духом волшебства – это признавали все, даже ее недруги. Она в прямом смысле стала «кладезем» магических наук.
Из Бракады происходили самые могущественные белые чародеи, с которыми могли соперничать разве что некоторые из некромантов Дейджи или ворлоки из Нигона. Ни один уважающий себя светлый колдун Антагарича не мог считать свое образование законченным, если не посещал занятия в одной из Академий Бракады и, преодолев сложнейшие экзамены, не получал одобрение у Совета Высших магов Селесты. Обучение у мудрейших джиннов – советников и помощников Гевина Магнуса – было честью и заветной мечтой многих молодых чародеев из Эрафии, Авли, Каменного города и Хармондейла. Что же касается обедненных магией королевств континента – Таталии и Крюлода, – то лишь редким представителям болотников и степняков удавалось пробиться хотя бы на краткий курс лекций в Школе Колдовства.
«Наши маги – лучшие!» – с гордостью говорили буквально все подданные Гевина Магнуса – начиная от кочевников региона пустынь и заканчивая ремесленниками-гремлинами. На вопросы приезжих о том, как попасть в тот или иной район Бракады, они несколько небрежно кивали им на телепорты – новейшую систему передвижения по стране, как будто они являлись таким же обычным транспортом, вроде дилижансов, запряженных лошадьми. Если местных жителей просили указать, как проехать к какой-нибудь Академии Магии, они картинно взмахивали руками и смотрели на вопрошающего так, будто он только что поинтересовался, где расположен его собственный дом.
Бракадцы вовсю расхваливали алхимические лавки своей страны, где можно было найти мощнейшие зелья, изготовленные искуснейшими знахарями, – таких, по их словам, было не сыскать на всем Антагариче. Местные магазины колдовских товаров и Гильдии Стихий, на их горделивый взгляд, тоже были наилучшими. Они готовы были до хрипоты спорить об этом даже с друидами из Авли – признанными лидерами по части владения магией Четырех элементов. А уж что говорить о Гильдии Света – аналогов ей в самом деле больше не было нигде на континенте. Разве что на далеком Энроте маги Мистических островов могли похвастаться подобными заклинания, но даже они признавали, что чародеям некогда великой империи Бракадуун удалось сохранить и пронести сквозь темные века, последовавшие за Безмолвием, в разы больше древних книг и свитков и сделать на порядок больше новых открытий в области колдовства.
«Вы приехали купить наши зелья? Интересуетесь нашими магическими товарами? Ах нет, вы, наверное, хотите изучать искусство чародейства у лучших магов Антагарича? Или желаете усовершенствовать ваши познания в алхимии?» – именно такие вопросы чаще всего задавали приезжим хозяева таверн, будто иных целей у гостей и быть не могло. Что и говорить, первой отличительной особенностью любого бракадца была повышенная гордость за свою отчизну – а также за себя любимого. Причем это было характерно даже для тех, кто вообще не был связан с искусством магии. В самом деле, не важно, чародей ты или простой конюх, но ты ведь подданный этой самой великой – иного мнения и быть не могло! – державы. А значит, частичка ее признанных во всем мире заслуг падает и на тебя. Ты бракадец – и этим все сказано.
Впрочем, в отличие от самодовольных рыцарей Эрафии, для жителей земли магов были характерны радушие и гостеприимство. Да, они считали себя лучшими чародеями и алхимиками континента, но всегда были рады поделиться своими знаниями с теми, кто желал учиться или же совершенствовать свои умения. И неважно, кто это был – изящный эльф-авлиец, сумрачный карлик-дворф, боевой маг-самоучка из народа гоблинов, таталийская ведьма или же благородный крестоносец или клирик. Все могли найти тут знания и помощь наставников.
Единственные, кому вход на священную землю Бракады был воспрещен, были чернокнижники из Нигона и некроманты Дейджи.
С ворлоками, впрочем, отношения были довольно сложные и неоднозначные. Здесь в ряде случаев даже было возможно взаимное сотрудничество, и молодые колдуны из страны Подземелий даже могли поступать в бракадские училища – если считались «благонадежными» и «неопасными». Выводы об этом делались на основании многочисленных собеседований и личного одобрения одного из магов Высшего Совета. Возможно, именно из-за этой крайне долгой и малоприятной процедуры желающих находилось мало – в конце концов, в Нигоне было довольно своих училищ. Но все же периодически какой-нибудь выходец из Подземелий поступал в бракадскую Академию и даже оканчивал ее.
К примеру, все знали, что один из лучших ворлоков Нигона – Тор Анвин – в свое время стал выпускником не только Школы Магии в Тирите, но и одной из Академий в горных областях, куда допускались далеко не все иностранные студенты – что уж говорить о враждебных «подземцах». Он даже побывал в Селесте – редчайший случай для уроженца Нигона – и разговаривал лично с Гевином Магнусом.
Впрочем, Тор был приятным исключением из правил, так как вовсе не был похож на типичного чернокнижника – таким, каким его представляли все жители Антагарича. Он сам признавал, что скорее следует «пути Сумерек» – зыбкому балансу между Магией Света и Тьмы, вот почему учеба в Бракаде для него была так важна – он хотел познать суть белого чародейства, противоположного тому, которое было характерно для его родины. Видимо, искренность его намерений почувствовал даже Гевин Магнус, раз дал тогда еще юному ворлоку позволение посещать лекции в одной из лучших Академий страны. И, надо сказать, что Тор остался верен себе и своему пути – вечному поиску баланса и мудрому отношению к представителю любой расы и любой веры.
Его уважали не только на родине, но и далеко за ее пределами, возможно, за пределами даже больше, ибо для «своих» он был все-таки слишком странным, слишком «светлым». Наверное, именно поэтому к его мнению не прислушался никто из нигонских баронов, начиная войну с королевством Грифонхартов в 60-х годах XII столетия. А ведь Тор с самого начала предрекал своим соплеменникам бесславное поражение в эрафийской кампании и предостерегал их от сотрудничества со странными пришельцами – криганами. В итоге все произошло, ровно как он и говорил, и Нигон, понеся тяжелые потери в этой затянувшейся войне, оказался ввергнут в глубокий кризис.
Вполне возможно, что через таких, как Тор, власти Бракады пытались наладить какое-никакое сотрудничество со своим невольным островным соседом – ведь Нигонские земли лежали совсем рядом, хочешь или не хочешь, но находиться в вечной войне было крайне затруднительно. Поэтому Магнус просто пытался воспитать нигонцев, тяготеющих хотя бы к срединному пути, и тем самым сделать отношения между странами менее острым. А может, вынашивал и далеко идущие планы – постепенно склонить соседей к своей вере? Так или иначе, но это мог знать лишь сам Великий Визирь и его ближайшие советники.
Если с нигонцами бракадцы все-таки худо-бедно ладили, то вот некроманты были заклятыми врагами чародеев, исповедующих религию Света, и с ними велась беспощадная борьба. Даже если приезжий не был подданным Дейджи, а просто поддерживал с этим королевством какую-то связь, то перед ним закрывались все двери, вынуждая его как можно скорее покинуть землю Бракады. Сотрудничество с некромантами сурово каралось, а за использование темной магии любой чародей – неважно, был ли это ученик или уже зарекомендовавший себя волшебник, – с позором изгонялся не только из Академии, но и из страны. Вернуться туда он не мог уже никогда – ему грозила немедленная смерть. Что и говорить, в отношении некромантов и их последователей Гевин Магнус был суров, как никогда.
Впрочем, ярко выраженную враждебность по отношению к Дейдже разделяли почти все народы Антагарича, и никто не ставил ее бракадцам в укор. А вот искреннее радушие по отношению к гостям из любых рас и народностей, следующим светлому пути, отмечали все. Это качество дополняло и сбалансировало врожденную гордость бракадцев, делая их намного более приятными, нежели тех же эрафийцев.
Третьим отличительным качеством уроженцев этого края были способности. Пожалуй, никакая иная земля не насчитывала такого количества одаренных магическими талантами жителей, как Бракадская, кроме того, ни одна другая держава так не заботилась об их развитии, как детище Гэвина Магнуса. Да, иноземцы приветствовались в Школах и Академиях Колдовства, но обучение там было дорого, а вступительные экзамены – суровы. Для своих же граждан делались многочисленные уступки. Были бы, что называется, талант и желание учиться – а за обучение готово было заплатить само правительство. Кроме того, склонности ребенка к колдовству выявлялись еще в раннем детстве и, благодаря их интенсивному развитию, в будущем юному бракадцу были не страшны экзамены, которые могли ввергнуть в трепет гостя из другой страны.
Что и говорить: посредством своих мудрых законов Великий Визирь всячески способствовал развитию магических талантов своих подданных, не взирая на сословную принадлежность, возраст, пол и материальный достаток потенциального ученика. Головокружительную карьеру мог сделать как сын или дочь простого старателя и крестьянина, так и благородного дворянина и состоятельного купца.
Так что земля Бракады была в самом деле пропитана духом чародейства, зародившемся в ней еще в древности и пронесенном через долгие столетия. И в настоящее время, как и встарь, все здесь было направлено на развитие и совершенствование магической мощи страны. Так что страна с лихвой оправдывала свое название «колыбели и кладезя волшебства» на Антагариче.
Однако жители каждого района Бракады – будь то пустыня или горы – считали свою малую родину особенной даже для этого края чародейства – и частенько перепирались по поводу этого с обитателями соседних регионов. То же самое происходило и с крупными городами: всякий из них хвалился чем-то своим – славной историей, известным училищем или гильдией, знаменитым уроженцем, ремесленными мастерскими или гаванью. Ничего не попишешь – все-таки бракадцы любили поважничать.
Не был исключением из правил и портовый город Мистос, речь о котором пойдет далее.

Глава 2. Чудесный порт.

Лежащую на северо-востоке страны пустыню рассекал надвое так называемый Малый Бракадуунский хребет. Он начинался у Крюлодских степей на западе и затем тянулся к юго-востоку, переходя у побережья в невысокое плоскогорье. Потому и пустыни соответственно называли Северная и Южная.
Приморский город Мистос был расположен в южной оконечности Северной пустыни, как раз неподалеку от плоскогорья. Местные жители, конечно же, считали его особенным, и частенько называли «Портом чудес». Впрочем, в этот раз это не были пустые фантазии его обитателей, желающих во что бы то ни стало придумать своему городу великую историю и повысить его значимость в глазах гостей и своих собственных соотечественников. Ряд интересных особенностей у него в самом деле был.
Начать с того, что своим возникновением город был обязан почти что чуду. Согласно легенде, раньше берег, где теперь находился Мистос, был такой же безводной пустыней, как те пески, что расстилались к северо-востоку от него и где могли выживать только приученные к суровому климату варвары-кочевники. Однако один из чародеев древней империи Бракадуун вскоре после Безмолвия решил изменить подобное положение дел. Он каким-то немыслимым образом вывел на поверхность подземные воды, и вот в южной оконечности Северной пустыни зашумела полноводная река, принеся сюда жизнь.
Поговаривали, что не только магия помогла тому чародею, что он владел какими-то секретами древних богов, вроде тех, что через предания передавались из поколения в поколение. В них рассказывалось о больших кораблях в форме причудливых сосудов, летающих среди звезд, о старинном оружии, испускающем луч, способный пробить любую броню, о металлических созданиях, в чем-то похожих на големов, но более сложных и искусных в выполнении любой работы – не только физической, но и умственной. И вот якобы Древним было под силу даже создавать реки в пустынях, осушать болота, с легкостью прокладывать дороги через горы, раздвигая огромные скалы. Считалось, что первые маги Бракадууна еще владели в какой-то мере их секретами, вот и могли творить подобные чудеса – хотя и в более скромных пределах. А потом все забылось, и от прежней мощи чародейства остались одни осколки – настолько, что искуснейшие волшебники современности показались бы всего лишь учениками по сравнению с теми колдунами, что жили в давние времена.
Впрочем, для любой эпохи характерна некоторая доля ностальгии по давно минувшим годам. Поэтому трудно уже было понять, где была правда, а где предания о первых веках после Безмолвия обросли вымыслом и были сильно преувеличены. Об этом ведали, наверное, лишь редкие мудрецы-историки, хранители наследия прошлого.
Но неважно, как – секретной ли магией Древних или каким-то иным образом, – но пустыне была подарена жизнь, и на берегах реки Дары возник ряд поселений. Та же деревенька, которая лежала близ моря, со временем превратилась в довольно крупный порт, названный Мистосом. Многие связывали это странное наименование как раз с загадкой древности: «мистос» означало «тайна». Впрочем, это не объясняло, почему находящийся выше по течению той же самой невесть откуда взявшейся реки другой город носил название Тирит – отнюдь не указывающее ни на какую мистерию.
Многие жители придерживались иной версии. По их словам, портовый город был каким-то образом связан с белыми магами Мистических островов Энрота. Будто бы в результате какого-то конфликта в прошлом то ли с некромантами, то ли с ворлоками ряд чародеев эмигрировали сюда и, с разрешения Гевина Магнуса, уже тогда обретшего свое бессмертие и ставшего бессменным правителем Бракады, стали жить здесь и впоследствии организовали находящуюся к югу от Тирита Школу Колдовства. Якобы вместе с собой они привезли не только знания Энротской Школы Солнца, но и странное название для портового городка – Мистос.
Была ли верна эта версия, опять же, оставалось неизвестным. В принципе, в Бракаде всегда хватало собственных чародеев, благо, многие из них были джиннами, которые жили столетья напролет, поэтому страна вряд ли нуждалась в помощи беженцев с Энрота. Однако верным было и то, что дипломатические связи с Мистическими островами в самом деле поддерживались. Например, джинн Халон, долгое время живший на Энроте, впоследствии приехал в Бракаду по приглашению самого Великого Визиря и взял под свое покровительство один из городов в горных районах страны.
В общем, каждый верил в то, во что хотел и что ему казалось наиболее достоверным – или же банально приятным.
Но не только возникновение города и его интригующее название привлекали внимание любого гостя. Вряд ли где еще в районе пустынь Бракады можно было найти столько одаренных детей среди населения – магические способности здесь проявлялись чуть ли не у каждого третьего ребенка, так что властям даже пришлось пойти на ужесточение отбора в Школу Колдовства: иначе мэрия просто бы разорилась.
Кроме того, градоначальником здесь был некий Этан Лайтсворн – умелый чародей в сфере магии Света уровня Продвинутого. Выше его были лишь маги из Селесты. Вместе со своей женой Тессой он вот уже на протяжении почти двадцати лет успешно управлял городом, и под его чутким руководством здесь процветали разнообразные Гильдии – как воинские, так и магические, – развивались ремесла, торговля и морское дело. Школа Колдовства не знала недостатка в талантливых учениках, а ее библиотека росла с каждым годом.
Более того – несмотря на то, что город служил портом, куда приходили суда из самых разных стран Антагарича, здесь ни разу не случалось мало-мальски серьезного конфликта между представителя различных рас и народностей. Будучи расположенным на восточном побережье Бракады, Мистос принимал прежде всего корабли из множества островов в этой части океана. Причем не только с Изумрудного и с Эвенморна, но и из Нигонского королевства, где властвовали колдуны и чернокнижники. В то же самое время сюда прибывали суда из Авли, чьи друиды были заклятыми врагами любых ворлоков. Тем не менее, дипломатические таланты Этана позволяли избежать столкновений даже между гражданами этих вечно враждующих стран.
В городе было множество таверн для представителей самых разных рас – начиная от людей, эльфов, дворфов и заканчивая минотаврами и троглодитами. На отсутствие гостеприимства не мог пожаловаться никто, в то же самое время суровые законы препятствовали возникновению любых беспорядков. Как это удавалось градоначальнику – оставалось, пожалуй, секретом, но факт был налицо: далеко не каждый портовый город мог похвастаться подобным миролюбием и искусной дипломатией.
Впрочем, следить за порядком местным магам помогали множество големов – пожалуй, такого количества стражей из камня и разнообразных металлов – от железа и бронзы до золота – не было ни в одном регионе Бракады. А все объяснялось двумя причинами, первой из которых был развитый факультет алхимии в Школе Колдовства, находящейся, как уже упоминалось, у истоков реки Дары. Здесь големов могли изготовлять даже ученики, не получившее еще звание мага. Второй же было наличие месторождений самых разных полезных ископаемых в северо-восточном и центральном районах пустыни – там, где ее пересекали горные хребты. В шахтах под руководством нанятых умельцев из Каменного города – столицы королевства дворфов – работали те же самые големы, поставляя материалы как для изготовления своих собратьев, так и для других нужд страны. Вот почему жители Мистоса, Тирита и пары других городов района пустыни могли позволить себе такую роскошь, как каменные или металлические охранники, патрулирующие в них чуть ли не каждую улицу, к тому же следящих за безопасностью на дорогах.
Служили в роли стражей и горгульи – но все же их было на порядок меньше. Каменных химер чаще использовали в горных регионах, благодаря их умению летать и быстрой маневренности.
Помимо доходов от транспортировки драгоценных руд и минералов и торговли с другими странами континента, купцы и моряки Мистоса получали солидную прибыль также от путешествий на далекий Энрот. Подобные плавания были долгими и опасными, но достойно окупались.
Так что город рос и богател, а хорошо налаженное взаимодействие между представителями различных сословий способствовало развитию всех сфер жизни города – начиная с магических, боевых и культурных, и заканчивая бытовыми.
Можно сказать, что Мистос ни в чем не знал недостатка, все в нем развивалось гармонично. Он, конечно, не был самым крупным портовым городом восточного побережья Бракады – с ним соперничали находящийся южнее, в районе гор, Экинокс и северный Клаудсфайр – лежащий на самой границе с Эрафией, – но, без сомнения, был очень важным в регионе пустыни. Именно через него проходил важный торговый путь из королевства дворфов – лучших шахтеров, старателей и инженеров всего Антагарича, а также бессменных поставщиков ценнейших минералов и драгоценных камней для самых разных стран.




@темы: Бракада, Энрот, фанфик

URL
Комментарии
2014-07-15 в 14:34 

-Фрейя-
О боги, боги, я наконец-то добралась!))
Спасибо огромное за такую красоту!)
Это просто потрясающе, и я не перестану восхищаться твоим умением сделать описание так, что возникает ощущение, что ты сам побывал в мистическом городе.
И я очень-очень-очень надеюсь на продолжение. Просто в невероятном предвкушении!)))

2014-07-17 в 22:14 

Curandera
Ин-Лун, благодарю за отзыв. :)
Да, продолжение обязательно будет, но, скорее всего, уже осенью, ибо сейчас я занята несколько другим проектом, да и лето - постоянно в разъездах или ремонте.

Но замысел стоит того, чтобы его продолжить, так что всё будет.

И еще раз спасибо. :)

URL
   

Бельчатник

главная